История города

XIII—XV века

Город впервые упоминается в летописи в 1246 году (как центр удельного владения тарусского князя Юрия, сына св. князя Михаила Черниговского). Название получил по реке Таруса (ранее Торуса, также Таруска), на которой был основан.

На тарусской земле было найдено более 30 археологических памятников, представляющих все периоды освоения долины Оки человеком. Самые ранние из найденных следов его обитания в этой местности относятся к XV веку до нашей эры. На основании археологических исследований исследователи предполагают, что Таруса сложилась как город на рубеже XI и XII веков, что лет на полтораста раньше первого упоминания о Тарусе в летописях. Местоположение княжеского детинца продолжает обсуждаться.

За время своей истории побывал центром удельного княжества, собственного княжества и снова удельного княжества, с конца XIV века в Московском Великом княжестве: после смерти в Орде св. Михаила Черниговского, Таруса отделилась от Черниговского княжества, образовав самостоятельный удел (см. Верховские княжества), и досталась в удел четвёртому его сыну Юрию, потомки которого княжили до 1392 г. В 1375 году три князя — тарусский, оболенский и московский — подписали договор дружбы «как один человек». Объединённые московская, тарусская и оболенская дружины вместе сражались против литовцев. В 1380 году тарусские князья — братья Федор и Мстислав, сражаются под знамёнами Дмитрия Донскогона Куликовом поле. В XIV веке тарусский удел начал дробиться на ряд более мелких образований. Тарусские князья управляли своей вотчиной до 1392 года, когда она была присоединена Василием I Дмитриевичем к Московскому княжеству и ликвидирована как самостоятельное государственное образование.

Когда Иван III решил порвать с игом, в 1472 году хан Большой Орды Ахмат начал поход на Русь. У Тарусы татары встретили многочисленное русское войско. Все попытки ордынцев переправиться через Оку были отбиты. Ордынскому войску удалось сжечь город Алексин, однако поход в целом окончился провалом. Иван III отдал Тарусу младшему брату Андрею Меньшому в 1472 году.

XVI—XVII века

В середине XV в. Тарусой недолго владели литовцы. Только в 1508 году после длительной борьбы литовский князь Сигизмунд был вынужден отказаться от притязаний на Тарусу и другие города калужской земли. В середине XVI в. московские князья отдали Тарусские земли валашскому господарю Богдану, но затем опять присоединили их к Москве.

Неоднократно подвергалась нападениям крымских татар (1521 (Мехмед I Гирей), 1591 гг. и др.) — как говорил летописец: «лезли татарове Оку под Тарусою». В XVI—XVII векахТаруса — важный укреплённый пункт «береговой» защиты (по Оке) на южных подступах к Москве. Она входила в состав стратегической линии реки Оки и была сильно укреплена. Постепенно место Тарусы, крепости-защитника, занял город Алексин, куда для постоянной дислокации был переведён полк «правой руки». В 1654 году в городе свирепствовала эпидемия чумы. К 1681 году в Тарусе оставалось лишь 20 жилых дворов. В XVIII в. укрепления больше уже не поддерживались и в 1760 году они были размыты разливом реки. Ежегодно летом в Тарусе устраивалась небольшая трёхдневная Петровская ярмарка, куда привозили ткани, москательные и прочие товары.

Таруса была родовым гнездом предков Петра I: дед его матери, Натальи Кириловны Нарышкиной фигурирует в Боярской книге 7135 года (1627), в числе дворян по городу Тарусе: «Полуехт Иванов сын Нарышкин. Поместный оклад ему 600 чети; служит по выбору». Таким образом, ещё в начале XVII в. дед царицы Натальи Кирилловны принадлежал и по окладу поместному, и по службе, к числу значительных помещиков Тарусских: владея 600 четей, он служил по выбору, то есть в первой статье дворян.

XVIII век

В 1708 году Таруса была приписана к Московской губернии, в 1719 году с уездом отошла к Серпухову, в 1776 году назначена уездным городом Тарусского уезда Калужского наместничества, переименованного в 1796 году в Калужскую губернию. Таруса получила собственный герб — серебряный щит, вдоль которого сверху вниз шла голубая полоса, изображавшая протекающую через город реку Тарусу. В 1779 году здесь произошёл опустошительный пожар, после которого город перепланировался по регулярному, очень удачному плану. Планировка того времени сохранилась и доныне.

XIX век

Деревянный дом в Тарусе

К началу XIX века в Тарусе обитало около 600 жителей, имелось 70 домов, две церкви и один небольшой кирпичный заводик, где работало всего 10 человек. Главной характеристикой города продолжали быть медленное развитие, удалённость от торговых маршрутов, второстепенность по сравнению с Серпуховым и Алексиным. В 1837 году в городе числилось 217 домов, восемь лавок, бумажно-ткацкая фабрика и кожевенный завод. В период Отечественной войны 1812 г. Таруса, где не было военных действий — ближайший тыловой город, через который русская армия снабжалась продовольствием. В ней были созданы семь конных «летучих» постов, которые постоянно следили за продвижением французских войск, ежедневно доставляя сведения в Калугу.

К середине XIX века в городе проживало уже около трёх тысяч человек, открылось первое уездное училище, больница, аптека, работали бумажно-ткацкая фабрика и кожевенный завод. К 1870 году каждый десятый житель Тарусы был причислен к купеческому сословию, каждый второй — к мещанскому, каждый шестой — крестьянин. «Но город уже не мог прокормить своих обитателей. Земли городской было мало (150 десятин), река Таруса торгового или промышленного значения не имела. Жители уходили на заработки в Москву. Лишь незначительная часть их пыталась заниматься ремеслами (40 человек) и торговлей, да ещё найти работу на одной из ткацких фабрик округи». В городе находились Свято-Троицкая женская община (169 монахинь), а в 1894 году основано братство во имя Пресвятой Богородицы для борьбы с хлыстовщиной в уезде.

С конца XIX века благодаря своей живописности Таруса стала популярным местом отдыха. В начале XX века, как утверждают, с лёгкой руки художников Василия Поленоваи В. А. Ватагина её прозвали «русским Барбизоном».Город привлёк множество деятелей культуры, искавших спокойную полудеревенскую жизнь. В 1890-е годы сюда хлынула масса художников-пейзажистов, облюбовавших городок за необычайную живописность его улочек и окрестностей. Первая волна интеллигенции, приехавшей в Тарусу — Поленовы, Цветаевы, Борисов-Мусатов, Ватагин, Виноградовы.

«Паустовский писал: Пожалуй, нигде поблизости от Москвы не было мест таких типично и трогательно русских по своему пейзажу. В течение многих лет Таруса была как бы заповедником этого удивительного по своей лирической силе, разнообразию и мягкости ландшафта. Недаром ещё с конца XIX века Таруса стала городом художников, своего рода нашим отечественным Барбизоном. Здесь жили Поленов и тончайший художник Борисов-Мусатов, здесь живут Крымов, Ватагин и многие наши художники. Сюда каждое лето приезжает на практику молодёжь из московских художественных институтов. За художниками потянулись писатели и учёные, и Таруса сделалась своего рода творческой лабораторией и приютом для людей искусства и науки.»

XX век

В XIX веке сообщение с Москвой было железнодорожным (до ст. Тарусская Московско-Курской железной дороги) и далее по шоссейной дороге. Станция расположена в 20 км на другом берегу реки Оки (поселок Заокский Тульской области). (Ранее существовал наплавной плашкоутный мост через Оку. Он распускался для прохода судов и смыкался вручную).

«Ватагин вспоминал о Тарусе начала XX века: «Подъезжаешь к Тарусе на пароходе или с тульского берега — хоть город, как на ладошке, а его почти не видно из-за садовой зелени, только маяками видны собор и церковь на Воскресенской горке. А весной, когда цветут яблони, Таруса красуется, как невеста в подвенечном платье… А луга какие заливные по Оке и по Таруске, какие травы и цветы — их не везде в средней полосе встретишь. Ока течёт с юга и приносит к нам и аспарагус, и энотерум, шалфей, и ломонос, и редкостный кирказон и орхидеи. На окские заливные луга ботаники приезжают собирать эти редкие растения».»

Советская власть в Тарусе была установлена 27 декабря 1917 года. В 1929 году город становится районным центром Тарусского района Серпуховского округа Московской области. В 1930-х годах случилась новая волна «эмиграции» в Тарусу. Она была расположена за 101-м километром, и поэтому туда отправляли после заключения в ссылку «политических». Общество там образовалось очень интеллектуальное. С 1937 года Таруса — районный центр Тульской области, с 1944 года —Калужской.

С 24 октября по 19 декабря 1941 года город был оккупирован немецкими войсками, но заметным разрушениям не подвергся. Мост через Оку разобран при отступлении Красной Армии в 1941-42 годах, впоследствии не восстановлен

После войны был составлен проект строительства железнодорожной ветки от МКЖД до Тарусы. Местное население воспротивилось превращению города в индустриальный центр, это и определило дальнейшую историю (и знаменитость) города.

Хотя железная дорога не была построена, здание пассажирского вокзала все же было возведено (по архитектурному решению оно напоминает в три раза уменьшенное здание вокзала Калуги). Ныне это — здание Государственной Налоговой Инспекции (ул. Ленина, 2).

Площадь Ленина и собор Петра и Павла в 2006 году

Благодаря своим выступлениям в центральной печати писателя Паустовского (прожившего в городе последние 13 лет своей жизни), внимание правительства было привлечено к маленькой провинциальной Тарусе. В результате чего были выделены значительные материальные средства на благоустройство города. В 1950-е гг. осуществлены застройки западной части города 2-этажными домами (до соснового бора по Серпуховской магистрали и в других кварталах).

В 1961 году на волне оттепели был выпущен альманах «Тарусские страницы» за которым, тем не менее, последовали взыскания, которые прекратились только после личного визита Паустовского к Хрущеву.

В начале 1970-х город стал любимым пристанищем диссидентов. Также продолжалась традиция 101-го километра. Здесь, скрываясь от ареста, жил Иосиф Бродский; гостил автор нашумевшего самиздатовского сборника «Белые страницы» Александр Гинзбург и приезжал Солженицын, построил себе дачу Святослав Рихтер. Писатель В.Осипов вспоминает, как в 1983 году, живя в Тарусе после двух сроков заключения под гласным административным надзором, заглянул в Сутормино к знакомым буквально на полчаса и был приговорён судом к штрафу за «нарушение административного надзора», так как пересёк невидимую городскую черту Тарусы.

Борис Мессерер вспоминает о своей жизни в Тарусе с женой Беллой Ахмадулиной: «Обожаю эти места, среднерусский пейзаж. Лучше него, по-моему, не бывает в России. Он привлекает красотой, природой, раздольем. В начале 1975 года мы с Беллой приехали сюда в первый раз и стали жить в доме Святослава Теофиловича Рихтера в 10 километрах от Тарусы, в деревне Алекино. Там он построил себе такую башню, три сруба, поставленных один на другой. В этой башне мы жили счастливым образом. Потом у нас вошло в привычку каждый год приезжать в Тарусу. (…) Белла полюбила эти места. К тому же они за 101-м километром, то есть здесь разрешалось жить политическим элементам (и уголовным тоже). Сюда приезжало много знаменитых диссидентов: Анатолий Марченко, Лариса Богораз и другие. У Беллы был круг общения, компанию нам составляли всегда лучшие, интересные люди. Мы бродили, заходили во всякие шалманчики, выпивали по рюмочке, разговаривали о том, как все заброшено и что, впрочем, есть ростки жизни сквозь равнодушие власти».

XXI век

29 февраля 2008 года в Тарусе на благотворительные средства меценатов (Благотворительный фонд «Общество помощи Тарусской больнице») усилиями врача Максима Осипова открылся Межрайонный кардиологический центр, после чего 3 марта того же года разгорелся скандал в связи с увольнением главврача больницы Ирины Витальевны Олейниковой по немотивированному распоряжению заместителя главы администрации Тарусского района Андрея Борисовича Крюкова. Чиновники обвинили врачей, что те расхитили деньги, переданные им спонсорами, в то время как сами же спонсоры возражали им, что больнице передавалось только оборудование, лекарства и стройматериалы для ремонта — но никаких наличных денег. В больнице был произведен обыск, а врачей депутаты обвинили в «работе на ЦРУ». Дело получило большой резонанс. Общественность была взбудоражена, высказывая удивление дотошным интересом чиновников к чужим благотворительным деньгам (упоминалось, в частности, слово «откаты»). Дело взял на контроль губернатор Калужской области Анатолий Артамонов, который объявил выговор министру здравоохранения области, уволил зама по нацпроектам и главу администрации Тарусского района Юрия Нахрова. 20 марта 2008 г. распоряжением исполняющего обязанности главы администрации МО «Тарусский район» Олейникова была восстановлена в должности главного врача Тарусской ЦРБ.